Древняя поэзия

Средневековая европейская поэзия

Поэзия востока

Европейская классическая поэзия

Древнерусская поэзия

Поэзия пушкинского времени

Русские поэты конца девятнадцатого века

Русские поэты начала 20 века

Поэзия военной поры

Шестидесятники и поэты конца социалистической эпохи

Поэтическая трибуна

Викторина по теме поэзии

 

СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ

 

 ОРИГИНАЛ

Не лепо ли ны бяшетъ братие, 
начяти старыми словесы 
трудныхъ повестий о пълку Игореве, 
                Игоря Святъславлича? 
Начати же ся тей песни 
по былинамь сего времени, 
а не по замышлению Бояню! 
Боянъ бо выщий, 
аще кому хотяше пьснь творити, 
то растекашется мыслию по древу, 
             серымъ вълкомъ по земли, 
             шизымъ орломъ подъ облакы. 
Помняшеть бо, рече, 
первыхъ временъ усобиц. 
Тогда пущашеть 10 соколовъ на стадо лебедей 
             который дотечаше, 
            та преди песнь пояше — 
            старому Ярославу, 
            храброму Мстиславу, 
иже зареза Редедю предъ пълкы касожьскыми, 
красному Романови Святъславличю. 
Боянъ же, братие, не 10 соколовъ
            на стадо лебедей пущаше, 
нъ своя вещиа пръсты 
            на живая струны въскладаше; 
они же сами княземъ славу рокотаху. 

Почнемъ же, братие, повесть сию 
отъ стараго Владимера до нынешняго Игоря, 
иже истягну умъ крепостию своею 
и поостри сердца своего мужествомъ; 
наплънився ратнаго духа, 
наведе своя храбрый плъкы 
             на землю Половецькую
             за землю Руськую. 

Тогда Игорь възре 
               на светлое солнце 
и виде отъ него тьмою 
              вся своя воя прикрыты. 
И рече Игорь 
              къ дружине своей: 
Братие и дружино! 
Луце жъ бы потяту быти, 
             неже полонену быти; 
а всядемъ, братие, 
             на свои бръзыя комони, 
да позримъ 
              синего Дону». 
Спалъ князю умь 
                 похоти 
и жалость ему знамение заступи 
                         искусити Дону великаго. 
Хощу бо,— рече,— копие приломити 
                  конецъ поля Половецкаго, 
съ вами, русици, хощу главу свою приложити, 
                  а любо испити шеломомь Дону». 

О Бояне, соловию стараго времени! 
Абы ты сиа плъкы ущекоталъ, 
скача, славию, по мыслену древу, 
летая умомъ подъ облакы, 
свивая славы оба полы сего времени, 
рища въ тропу Трояню 
             чресъ поля на горы. 
Пети было песнь Игореви, 
             того внуку: 
«Не буря соколы занесе 
                   чрезъ поля широкая — 
галицы стады бежать 
                   къ Дону великому». 
Чи ли въспети было, 
                  вещей Бояне, 
                  Велесовь внуче: 
«Комони ржуть за Сулою— 
                  звенить слава въ Кыеве; 
трубы трубять въ Новеграде — 
                  стоять стязи въ Путивле!»

ПЕРЕВОД

Не пора ль нам, братия, начать
О походе Игоревом слово,
Чтоб старинной речью рассказать
Про деянья князя удалого?
А воспеть нам, братия, его —
В похвалу трудам его и ранам —
По былинам времени сего,
Не гоняясь мыслью за Бояном.
Тот Боян, исполнен дивных сил,
Приступая к вещему напеву,
Серым волком по полю кружил,
Как орел, под облаком парил,
Растекался мыслию по древу.
Жил он в громе дедовских побед,
Знал немало подвигов и схваток,
И на стадо лебедей чуть свет
Выпускал он соколов десяток.
И, встречая в воздухе врага,
Начинали соколы расправу,
И взлетала лебедь в облака,
И трубила славу Ярославу.
Пела древний киевский престол,
Поединок славила старинный,
Где Мстислав Редедю заколол
Перед всей касожскою дружиной,
И Роману Красному хвалу
Пела лебедь, падая во мглу.


Но не десять соколов пускал
Наш Боян, но, вспомнив дни былые,
Вещие персты он подымал
И на струны возлагал живые,—
Вздрагивали струны, трепетали,
Сами князям славу рокотали.

Мы же по иному замышленью
Эту повесть о године бед
Со времен Владимира княженья
Доведем до Игоревых лет
И прославим Игоря, который,
Напрягая разум, полный сил,
Мужество избрал себе опорой,
Ратным духом сердце поострил
И повел полки родного края,
Половецким землям угрожая.

О Боян, старинный соловей!
Приступая к вещему напеву,
Если б ты о битвах наших дней
Пел, скача по мысленному древу;
Если б ты, взлетев под облака,
Нашу славу с дедовскою славой
Сочетал на долгие века,
Чтоб прославить сына Святослава;
Если б ты Траяновой тропой
Средь полей помчался и курганов,—
Так бы ныне был воспет тобой
Игорь-князь, могучий внук Траянов:
«То не буря соколов несет
За поля широкие и долы,

То не стаи галочьи летят
К Дону на великие просторы!»
Или так воспеть тебе, Боян,
Внук Велесов, наш военный стан:
«За Сулою кони ржут,
Слава в Киеве звенит,
В Новеграде трубы громкие трубят,
Во Путивле стяги бранные стоят!»