История эзотерических учений

Лекция 5. Индия и Персия.

Индия

При всем богатстве и разнообразии философских систем, школ, учений, традиций и направлений, существующих в Индии, при всей многочисленности ее языков, каст, религий и сект мы все-таки можем говорить о феномене индийского или даже индо-иранского мышления, потому что в основе всех вышеперечисленных вариантов лежит одно и то же представление о мiре, сложившееся еще на рубеже эр Тельца и Овна и настолько совершенное и самодостаточное, что любые последующие принципиальные новации, зарождались ли они внутри индийской культуры, как буддизм, или привносились извне, как христианство, просто отторгались потом как лишнее или "переваривались", будучи разжалованы в рядовые, мелкие частности единого и неделимого учения.

Вкратце история развития этого учения или, точнее, мышления такова. Свое начало оно берет в эре Тельца - это уже известный нам постулат "мiр совершенен и менять его незачем", - однако свои теперешние формы оно приняло лишь в начале эры Овна, после вторжения индо-арийцев. Тяготы этой эпохи завоеваний добавили к названному постулату вторую часть: "Человек несовершенен и обязан меняться". В этом духе и были составлены первые "черновики" Вед.

Конец эры Овна, эпоха окончательного оформления священных книг и зарождения учения о Спасении (VI-III в. до н.э.) под влиянием наступающей эры Рыб прибавило к этой формуле третью часть: "Изменение - залог Спасения". Таким образом, самое позднее к III в. до н.э. это мiровоззрение сформировалось окончательно и далее обжалованию не подлежало, ибо эта формула оказалась настолько всеобъемлющей, что все более юные учения (зороастризм, буддизм, христианство, мусульманство и пр.) либо накрывались и далеко перекрывались ею как огромной шапкой, либо отвергались как глупые и примитивные (если они, например, предлагали изменить не человека, а мiр и его устройство). Эзотерический смысл этой формулы очевиден и не требует комментариев.

Следует надеяться, что в период перехода от эры Рыб к эре Водолея к этой формуле будет добавлена четвертая часть, отвечающая духу новейшего времени. Еще раз подчеркиваю, что я имею в виду здесь лишь эзотерическую, т.е. высшую, способную к самым высоким обобщениям часть общественного и индивидуального сознания: стоит опуститься хоть на ступеньку ниже, на уровень "просто" философии или религии, как тут же начинаются споры и противоречия: существует мiр или это только иллюзия, какой бог главнее и т.п. Однако именно всепроникающий эзотеризм индийских религий и философий позволяет снять эти противоречия, благодаря чему защитники самых полярных точек зрения никогда не опускались до выяснения отношений с мечом в руках, а признавали друг за другом право облекать общее мiровоззрение в любые частные формы. Этого-то и не могли понять многие западные исследователи индийской культуры (см., напр.: Чаттопадхьяя Д. История индийской философии. М., "Прогресс", 1966).

В чем же заключается концепция индийского эзотеризма, если эту формулу развернуть? О космогонии древних народов вообще и индийцев в частности мы уже говорили. "Вначале не было ничего", то есть хаос. Потом в этом хаосе начала складываться некая структура, из которой возникло Мiровое Яйцо - зародыш Вселенной (Мифы Древней Индии. Лит. изложение В.Г. Эрмана и Э.Н. Темкина. М., "Наука", 1975). Если подойти к этому с нумерологической точки зрения (тем более, что "арабские" цифры, которыми мы пользуемся, имеют на самом деле индийское происхождение), то хаос очевидно соответствует "нулю". Однако что следует считать единицей - Мiровое Яйцо?

Но оно уже двоично, ибо в нем присутствуют центр и периферия, "желток" и "белок". Однако яйцо - еще не Вселенная, ибо оно безжизненно, пока не оплодотворено. А оплодотворение - это опять-таки единица, вспомните живописный миф о лингаме Шивы, возмущающем мiровые воды. Может быть, проще предположить, что нуль (хаос) также имеет какие-то свои, "нулевые" стадии развития? Мысль о том, что яйцо напоминает маленькую модель Солнечной системы, пришла людям в голову еще в глубокой древности. Исследуя яйцо, они делали выводы о строении Солнечной системы, и эти выводы были правильны. Но мы с вами уже знаем, что связь между обеими структурами - не причинно-следственная (то есть нельзя сказать, что одно является причиной другого), а телеологическая: в нашей Вселенной все устроено по одним законам (т.е. эти явления имеют одну причину).

Эта простая и опять-таки всеобъемлющая картина сотворения мiра очень понравилась европейцам в конце XIX века, после "открытия Индии" англичанами. Давно надоевший вопрос: "как понимать утверждение о шести днях творения" показалась вполне разрешимой. Е.П. Блаватская подробно разработала проблему "нулевого" состояния Вселенной, выделив три стадии развития нуля: единое отвлеченное пространство (хаос без всякой структуры), знак: круг (знак Солнца без точки), потенциальное пространство внутри отвлеченного (зарождение структуры), знак: Солнце с точкой, и девственная матерь-Природа (Яйцо), знак: круг с горизонтальной полосой.

Тут возникает также интересный вопрос о том, что именно вызвало появление структуры в хаосе. Древние индийцы и позднейшие теософы объясняли это действием некоторого внутреннего фактора, имманентного самому хаосу. Несложная логическая интерполяция приводит нас к выводу о тождественности этого "фактора неопределенности" понятию Абсолюта или Бога, который есть все , и в первую очередь природа на всех своих стадиях развития, даже самых начальных и предначальных. Не удивительно, что примерно в то же время и не без влияния этих переработанных теософами индийских представлений зародилась идея "Большого Взрыва" (Big Bang), объяснявшая хоть что-то в материалистической картине мiра физиков западной, точнее, иудео-христианской культуры.

Все вещество Вселенной, собранное в точку, аналогично "потенциальному пространству", второй стадии нуля, а Большой Взрыв, начало расширения Вселенной - третьей стадии, "девственной Природе". О первой стадии, то есть о том, что было ДО Большого Взрыва, физикам-материалистам говорить было трудно, потому что понятию "хаоса" нельзя дать строгого определения. Между тем нам с вами уже должно быть ясно, что фактор, обусловивший зарождение структуры в первичном хаосе, то есть вызвавший уменьшение энтропии Вселенной, является скорее "внешним", чем "внутренним", если взглянуть на дело с точки зрения теософов и физиков, потому что исходит из сознания человека, а не Вселенной: попросту говоря, как мы подумаем, так и будет - точнее, так и было (will have been).

Я недаром повторяю в каждой лекции, что история пишется ретроспективно. Ведь время - всего лишь одна из функций Вселенной, оно не прямолинейно (или, по крайней мере, не всегда прямолинейно, в чем мы убедимся позже), поэтому наша мысль может точно так же воздействовать на относительное линейное прошлое, как и на будущее. Короче говоря, тем самым вопрос об определении хаоса, он же вопрос о том, что было до Большого взрыва, он же вопрос об иллюзорности или реальности Вселенной становится чисто схоластическим и утрачивает для нас всякий смысл, подобно знаменитому вопросу о том, "сколько ангелов уместится на кончике иглы" - до тех пор, пока мы не найдем ответ на вопрос, что есть Истина, - кстати, кто помнит, что говорится об этом в книге Дао Дэ Цзин?

От Истины рожден Один,

От Одного явились Два,

Из Двух образовались Три,

Из Трех - все множество вещей.

Выходит, Истина - это хаос? На самом деле это, конечно, ловушка. Просто с точки зрения древних индийцев (и современных эзотериков) понятия "внешний" и "внутренний" в приложении к фактору, вызвавшему структурализацию хаоса, тоже не имеют смысла, ибо человек присутствует в Боге, как и Бог в человеке.

 Постулат о тождестве Бога и человека в той или иной форме присутствует во всех религиях, в чем мы с вами еще не раз убедимся. Но мы и так слишком уклонились от темы. Видите, сколько мыслей и ассоциаций порождает один, казалось бы простенький, образ какой-то древней эзотерической доктрины. Однако в том-то и дело, что именно эта доктрина составила один из краеугольных камней нашего сегодняшнего мiропонимания, ведь все мы, называющие себя европейцами, американцами, арабами, турками или греками, хиндустани, панджабцами, сикхами и так далее, в сущности, изначально принадлежим к одной культуре, и лишь позднейшие наслоения и новации привели к возникновению множества разнонаправленных учений, каждое из которых первым делом хваталось за меч, чтобы доказать свою правоту.

Терпимость и миролюбие индийцев, объясняющееся в большой мере иньским, лунно-венерианским началом их культуры (недаром даже космическая энергия, кит. ци или чи, является в индийском понимании женской энергией - шакти), со временем сыграли для них, конечно, плохую службу, не дав поднять меч против завоевателей, которых в истории Индии хватало. Однако именно эти терпимость и миролюбие, отказ от меча как средства разрешения философских споров создали оптимальную среду для ничем не сдерживаемого роста эзотерических, религиозных и философских идей, нашедших своих почитателей и продолжателей далеко за пределами Индии - то есть создали то, что сегодня называется плюрализмом. Поэтому для самих индийцев в принципе было неважно, как нумеровать стадии мiрового развития. У них не было столь строгого и торжественного отношения к символике чисел, как у китайцев или у Пифагора.

Однако сама символика была в принципе той же самой: мiр делится на три "этажа" по вертикали - сначала небо, воздух и земля, потом рай (голока), земля и подземное царство (нарака), - и на четыре стороны света (они же четыре стихии, четыре времени года и т.п.). Отсюда - множество триад и еще больше тетрад ("четвериц"):

Тримурти - троица богов Брахма (творец), Вишну (Сохранитель) и Шива (Разрушитель),

Трикарман - три главные обязанности брахмана (жертвоприношение, изучение Вед и благотворительность),

Трипитака - три "корзины", т.е. сборника буддийского канона: монашеский устав, наставления в вере и религиозная доктрина, и так далее; четверка дает четверорукость и четвероликость многих божеств, четыре слоя Вед - Ригведа (веда гимнов), Самаведа (веда песен), Яджурведа (веда жертвенных стихов) и Атхарваведа (веда заклинаний), четыре обязанности человека (пурушатхи) - дхарма, артха, кама и мокша, о которых ниже, и связанные с ними четыре этапа жизни (ашрамы) - ученик, домохозяин, отшельник и святой, четыре эпохи-юги, четыре благородных истины буддизма и т.п. Из них для нас важны в понятийном смысле четыре пурушатхи, т.к. из них складывается карма.

Прежде всего хотелось бы рассеять одно весьма распространенное заблуждение. Словом "карма" у нас сегодня называют все что угодно: и наследственность, и "долги", остающиеся нам от прошлых жизней, и дхарму (роль), и мокшу (служение), и кизмет. Чаще всего именно кизмет, то есть судьбу, жребий (от араб. късм - жребий), имеющий значение только для данного воплощения и никак не связанный с воплощениями прошлыми или будущими. Между тем карма - это абстрактное философское понятие, к обыденной жизни приложимое так же мало, как понятие "материя" - к столу, за которым мы обедаем. В индуизме это всеобщая причинность, сходная с европейско-греческим понятием "телос" (конечная причина), поэтому обычная причинно-следственная связь, для которой предполагается необратимость во времени (сначала всегда идет причина, а потом следствие), в области кармы неприменима.

В буддизме и даосизме это безличный закон мiрового равновесия, всегда стремящегося к самовосстановлению. Человек может нарушить его в каком-то месте; мiр от этого не перевернется, а человек, как говорится, сделает хуже себе же, потому что равновесие будет стремиться восстановиться, и человек поплатится за его нарушение. (В мировой мифологии описан один-единственный случай настолько глубокого нарушения этого равновесия, что мiр в самом деле "перевернулся", но это было сделано не человеком).

ДХАРМА (санскр.): долг, закон, порядок жизни. "Дхарма огня - гореть, дхарма тигра - быть жестоким." (Д. Редьяр. Психология личности). В индийской астрологии домами, указывающими дхарму человека, счит. I, V и IX. АРТХА (санскр. "цель"): общественная деятельность, направленная на приобретение пользы, богатства. В астрологии домами а. считаются II, VI и Х. В авестизме - Арта или Аша (Аша-Вахишта), "Лучшая Правда", небесный архетип порядка и гармонии. КАМА (санскр.): любовь, чувственные влечения и страсти. В индийской астрол. домами к. считаются III, VII и XI. МОКША (санскр.): спасение души, освобождение от пут материального мiра, одна из важнейших сторон жизни человека и его задач в индийской философии. В инд. астрологии домами мокши счит. IV, VIII и XII. Пятерки, семерки и девятки в качестве "несущих конструкций" встречаются гораздо реже. Индия вообще больше тяготеет к четным числам. Очень популярна шестерка и несколько менее - восьмерка.

 Об индийской шестерке (гексаграмме) мы уже упоминали в прошлой лекции:

 

Шива (разум)
*
* *
 Лакшми(осязание)  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  *  * Сарасвати(слух)
* * * *
* * * *
* * * *
* * * *
Брахма (зрение) * * * * * * * * * * * * * * * Вишну  (вкус)
* *
*
Кали (обоняние)

К шестерке "привязана" и система чакр, называемая на санскрите "шат-чакра нирупана", т.е. "система шести чакр", и описывающая всю индийскую картину мiра. Это - схема устройства микрокосма и макрокосма, лежащая в основе всех "индогенных" учений - и древних, и новейших.

ЧАКPА (Chakra, санскр. "круг, диск"): орган астрального (или эфирного) тела человека, "преобразователь жизненной энергии". В индийской традиции насчитывается шесть основных чакр плюс одна высшая, сверх-чакра (Сахасрара). Шесть основных чакр расположены не на (или в) физическом, а на эфирном теле, которое считается носителем информации о физическом и других телах. Каждая чакра обладает особыми свойствами, проявляющимися на всех уровнях, т.е. во всех телах. С каждой чакрой связывается тж. определенное божество или ипостась божества, стихия, мантра и шакти.

Мантра, если вы помните, это краткое заклинание или молитва, шакти же в данном случае - женское божество, одно из олицетворений космической энергии шакти. Каждая чакра имеет также свой знак или символ, сопровождаемый сложной расшифровкой и включающий несколько букв алфавита деванагари. Шесть чакр охватывают все 50 букв алфавита, седьмая же, самая высшая, тысячелепестковый лотос, включает каждую букву в 20 повторениях. К классическим чакрам относят (перечисление снизу вверх):

1. муладхара - на уровне копчика. Четырехлепестковый лотос. Это Брахма, проявляющийся в богине любви Каме. Самая нижняя чакра, при активизации которой пробуждается канал кундалини (от санскр. кундали - "змея", служившая в Индии символом красоты и силы). По этому каналу жизненная энергия (шакти) поднимается наверх, в высшие области человеческого сознания, чтобы в конце концов символы мужского и женского начала, Шива и Шакти, соединились в космическом блаженстве. Совр. "интегральная" йога занимается упражнениями, направленными на прокачку этой энергии снизу вверх и сверху вниз. Стихия - земля.

2. свадхистана - на уровне лобка. Шестилепестковый лотос. Вишну. Стихия - вода.

3. манипура - на уровне солнечного сплетения. Десятилепестковый лотос. Шива, проявляющийся в образе юпитерианского божества-громовержца Рудры. Стихия - огонь.

4. анахата - между сосков. Двенадцатилепестковый лотос. Шива-Харикодра (Шива в образе Вишну и наоборот). Стихия - воздух.

5. вишуддха - на уровне щитовидной железы. 16-лепестковый лотос. Садашива (Шива-ардханаришвара, т.е. андрогин). Стихия - акаша (эфир, творческая сила).

6. аджна - чуть выше переносицы. Двухлепестковый лотос. Парам-Шива (Всевышний Шива). Стихия - мысленная, неартикулируемая речь (манас).

7. сахасрара - над макушкой. Тысячелепестковый лотос. Обитель чистого сознания Шивы, слияние индивидуального и мiрового разума, мужского и женского начала.

В наши дни эзотерики работают не только с классическими семью чакрами, но и с некоторыми дополнительными - акитрой, двадасарной (Манас-чакрой), Лалана и Сома-чакрой и др. Подробнее см.: Woodroffe, John. The Serpent Power. Madras 1918, 1958; Pаджнеш, Бхагван Шри. Медитация: искусство внутреннего экстаза. Rajnesh Foundation, Poona, 1977; Каптен Ю.Л. Основы медитации. СПб., "Андреев и сыновья", 1991.

Представление о "пространственно-временной замкнутости мiра", о цикличности всех его проявлений восходит, как мы уже говорили, к "таврическому" мышлению, т.е. мышлению эры Тельца, элементов которого в индийской культуре сохранилось немало. Выражением этого представления является мандала - символ вечного круговорота времен и событий, солнечного года, воплощений и перевоплощений, модель Вселенной, изображаемая в виде круга со вписанным в него крестом или квадратом, обозначающим стороны света. Тем же словом обозначаются, кстати, и "круги", т.е. разделы Ригведы, а тж. некоторые другие круги - например, небесный круг Зодиака и все, к нему относящееся. Так, у известного астролога и философа-эзотерика Дейна Редьяра (Rudhyar) имеется работа, озаглавленная "Астрологическая мандала": в ней приводятся образные описания свойств каждого из 360 градусов Зодиака.

Итак, познакомившись вкратце с основами индийской эзотерической мысли, рассмотрим этапы ее развития. "Природная религия" ВЕДАНТИЗМА примерно к середине эры Овна (VI-III в. до н.э.) сменяется БРАХМАНИЗМОМ, разработавшим учение о мiровой душе (брахмане), о карме и реинкарнации (перевоплощении). В это же время складывается система каст, создающая своего рода "стержень" в прежде аморфном (венерианско-лунном) индийском обществе. Эта система обеспечивала эзотеричность (т.е. в данном случае - недоступность для непосвященных) знаний Вед и высших ступеней самосовершенствования для женщин и членов низших каст. Стать саньяси (святым) мог и обязан был только брахман (См. об этом: Законы Ману. М., "Наука", 1962; переизд. 1992). К концу эры Овна из брахманизма выделились шесть ортодоксальных и целый ряд неортодоксальных учений:

- веданта: истинным бытием обладает только брахман (мiровая душа), все остальное же есть проявление божественной иллюзии (майя); изложено в "Брахмасутре" Бодараяны;

- миманса: истинным бытием обладает только реальный мiр, никакой мiровой души нет; мiр управляется кармой и познаваем разумом; (и можно бесконечно спорить о том, иллюзия ли наш мiр или не иллюзия, приводя бесчисленное количество доказательств, но подлинному философу-эзотерику ясно, что правы и те, и другие, ибо нет разницы между иллюзией и не-иллюзией, нет границы между мiром видимым и мiром невидимым - или, точнее, эта разница несущественна, эта граница преодолима; до конца эта мысль додумана, как мы помним, в дзен-буддизме, но и другии философии учили преодолевать ее, хоть и каждая по-своему).

- санкхья: учение о страдании и освобождении от него;

- йога: дериват санкхьи, учение о совершенствовании тела и духа. Подразделяется на восемь анг (ступеней)

яма крийяйога
нияма
асана
пранаяма
пратьяхара
дхарана раджайога
дхьяна
самадхи

Подробнее см., напр.: "Йога-сутры" Патанджали и "Вьяса-бхашья". Пер. и комм. Е. Островской и В. Рудого. М., "Наука", 1992; О йоге и ее применимости у нас, "на Западе", процитируем доктора Фридриха Феерхофа - "Астрология как основа терапии", отрывки печатались в журн. "Наука и религия", N 1/94: "Сам факт все увеличивающегося влияния великого учения йоги на развитие народов Запада представляется весьма отрадным в том отношении, что с его помощью высшая, духовная природа человека способна одержать победу над его низменной эмоциональной и физической сущностью. Такова единственная истинная цель настоящего йога. Однако подверженная всем страстям природа человека Запада слишком часто извращает ее содержание: он либо начинает безжалостно и безрезультатно истязать свою плоть, желая путем аскезы изменить эгоистическую направленность своих психических сил, либо пытается использовать свои психические способности для физического укрепления организма.

Пока выполнение дыхательных упражнений служит лишь оздоровлению и укреплению тела с тем, чтобы сделать его более послушным духу, это можно считать вполне оправданным; однако в большинстве случаев здесь преобладают иные мотивы - незрелое и опасное любопытство в отношении сверхчувственных переживаний, дерзкое стремление к психической и магической власти и т.п. В таких случаях неизбежна катастрофа: бессмысленное форсирование психических и нервных центров мстит за себя, вслед за перенапряжением наступают нервные расстройства и заболевания, депрессии, психозы; в самом лучшем случае дело заканчивается экзальтированностью и "надломом".  Опыт показывает, что одни и те же психические упражнения, завершающиеся для человека восточного (напр., индийца или перса) блестящим успехом, для европейца могут оказаться буквально губительны.

Причиной тому различие врожденной конституции отдельных рас, обусловленное их историческим развитием; организм европейца во многих случаях попросту отказывается переносить такие упражнения, - напр., приемы "таттвы" или глубокие дыхательные упражнения. Индийцы тысячи лет жили в определенном климате и определенных условиях, во многих отношениях прямо противоположных нашим. Они выработали определенный тип мышления, по-своему высокий, но в конечном итоге по-разному воздействующий на определенные типы индивидов. Поэтому для нас бесполезно пытаться идти их путем, хотя и ведущим их к вершинам оккультных знаний, но для народов Запада столь же мало приемлемым, как овсяная диета - для льва".

- и, наконец, вайшешика и ньяя (астика-ньяя): схоластические системы, старавшиеся уложить все древние и новые представления в строгие схемы, что, конечно, не так-то просто сделать. Эти схемы так или иначе восходят к шат-чакра нирупана, обрастая лишь некоторыми добавлениями. Подробности можно найти в любой книге по индийской философии. Эти учения были как бы "приняты в семью" индийских философий, т.к. они не претендовали на значение и роль религий. Учения же, претендовавшие на нечто большее, т.е. породившие новые религии или секты, считаются "неортодоксальными", т.е. выходящими как бы за рамки официальной доктрины.

Это, во-первых, ТАНТРИЗМ (от санскр. тантра - "сокровенное, магия"): ряд сект и школ с особыми обрядами, восходящими к древним культам плодородия. Их отличает прежде всего эзотеричность обрядов, несовместимость с брахманистическим ритуалом, представление о мужском и женском энергетическом начале. Общение полов рассматривалось как мистический акт, в результате которого оба партнера приобретают часть космической энергии (шакти). Многие элементы тантризма были приняты ламаизмом, о котором говорилось в предыдущей лекции.

Далее это, конечно, БУДДИЗМ в своих первоначальных формах, учение принца Гаутамы. Буддизм разработал учение о сансаре, т.е. круговороте нашей обычной жизни, включая перевоплощения и повторные рождения, неизбежно связанном со страданиями, и нирване, т.е. "погашении жажды", оставлении радостей этого мiра, завершении круговорота страданий и соединении с абсолютом. Это учение было сформулировано в виде "четырех благородных истин":

1) все - это страдание, 2) у страдания есть причина, 3) страданию можно положить конец, 4) существует путь, ведущий к прекращению страдания. Этот путь включал, в свою очередь, четыре стадии медитации или "степени религиозного погружения". Адепты, освоившие эти стадии или степени, прошедшие очередной цикл жизни (ашрамы, см. выше), также подразделяются на различные "ранги" по своей святости (см., напр., Пишель Р. Будда, его жизнь и учение. М., 1911, репринт 1991). При этом из мистического арсенала буддизма удалялась как вся палитра традиционных индийских верований, включавших почитание множества божеств и их ипостасей, так и собственно человеческая личность как участник какого бы то ни было мiрового процесса, т.к. важнейшим залогом перехода к нирване (Спасения) считался отказ от всякой результативной деятельности (тот же принцип недеяния). А это противоречило уже установившейся системе каст, требовавшей от каждого члена общества совершенно определенных и вполне результативных действий.

Однако с эзотерической точки зрения буддизм был шагом вперед, потому что познание закономерностей мiра видимого и невидимого действительно требует отказа от вмешательства в действие этих закономерностей (известный постулат о влиянии экспериментатора на ход эксперимента). Поэтому на традиционной индийской почве буддизм большого распространения не получил и в начале эры Рыб был вытеснен индуизмом - новейшей формой древней индийской религии, однако дал множество вариаций на периферии индийского ареала. Еще до этого он распался на два больших направления: махаяну и хинаяну.

Махаяна (санскр. "Большая Колесница"): наиболее крупное направление буддизма, "Большой путь Спасения", распростр. в Индии, Китае, Корее, Японии. В отличие от Хинаяны считает, что Спасения может достичь каждый, кто следует заветам Будды Шакьямуни и живет в любви с ближними. Носит более эзот. характер, чем Хинаяна.

Хинаяна (санскр. Hinayana, "Малая колесница"): "Малый путь Спасения", меньшее, чем Махаяна направление в буддизме, по традиции счит. более ранним. Распростр. в Бирме, Таиланде, Шри Ланке. Будда - историческая личность, пример для подражания, а не Спаситель, ибо никто никому не может помочь ни очиститься, ни освободиться. Для постижении истины отшельничество счит. практически обязательным. Это означает, что Спасения могут достичь лишь немногие.

ДЖАЙНИЗМ, первоначально представлявший собой одну из сект буддизма, ныне является самостоятельной религией. Традиционно его первым "пророком" считают Махавиру, старшего современника Будды, однако корнями он уходит в древние, еще тотемистические верования жителей Индии (наподобие ламаизма, вобравшего в себя элементы древней тибетской религии бон). В эзотерическом плане он, пожалуй, наиболее полно выразил мысль об относительности любых человеческих определений, даваемых явлениям макрокосма и микрокосма, признав, что любая вещь существует и не существует одновременно, вопрос лишь в том, что под этим понимать. Кроме того, джайнизм считает непременными атрибутами любой души (индивида) совершенное знание и высшее блаженство, непроявление же того и другого в каждом отдельном случае есть результат нарушения индивидом своей кармы. Высшей целью джайнисты называли освобождение от груза кармы путем подвижничества, важнейшим элементом которого считали непричинение вреда (ахимса).

Персия

Религия парсов, предков жителей сегодняшнего Ирана, также имеет очень древние корни, т.е. восходит к самым ранним индо-иранским анималистическим и тотемическим культам. Древние парсы почитали стихии и их воплощения - огонь, воду, камни, ветер, совершали жертвоприношения, поклонялись божествам солнца и луны. Огонь считается самой мощной, а в некоторых теориях - и самой древней из стихий. Огонь очищающий, этот каббалистический Эш-Мезареф, как нельзя лучше отвечает задаче Спасения, ибо он освобождает от скверны. Поэтому и зороастризм, пришедший на смену чистому стихие- и огнепоклонству, не смог отказаться от культа огня.

ЗОРОАСТРИЗМ как учение Зороастра (не будем вдаваться в детали вопроса о личности Зороастра и времени его жизни) сложился к концу эры Овна, т.е. к VI-V вв. до н.э. Во всяком случае, он уже был распространен в державе персидского царя Кира (558-529 до н.э.), и евреи, находившиеся в это время в плену в завоеванном Киром Вавилоне, успели кое-что перенять из религиозной философии зороастризма. К тому же времени относится и оформление первых текстов "Авесты". В Государственной (бывшей Ленинской) библиотеке есть издание "Авесты" на немецком языке: Avesta. Die heiligen Buecher der Parsen. Brl.-Lpz. Verl. De Gruyter, 1924. На русском языке эти тексты целиком до сих пор не выходили. В принципе они целиком и не сохранились: из 21 книги, существовавших при Сасанидах, т.е. в Средневековье, до нас дошли лишь четыре, из них только одна (Вендидад) без пропусков и потерь. Есть, впрочем, перевод избранных гимнов: Стеблин-Каменский И.М. Авеста. Избранные гимны из Видевдата. М., 1993.

Очень многое в иранской картине мiра сходно с представлениями древних индийцев - корни-то общие. И, хотя функции божеств и других элементов мифологии у парсов нередко изменяются на прямо противоположные по сравнению с индийцами, родство их имен и названий очевидно. Ср. санскр. артха и авест. аша - закон мiровой необходимости, санскр. Яма и авест. Йима - бог подземного царства, но санскр. дэва - "бог" и авест. "даэва" - злой дух, разрушительная сила (ср. груз. дэв).

Первоначальные общество и культура иранцев носит, в отличие от индийских, ярко выраженный марсианский характер (поклонение огню, завоевательные войны, не прекращавшиеся в течение столетий, "культ" личности вместо отказа от нее и т.п., наконец, Лев с саблей и Солнце в гербе современного Ирана), поэтому отличий между ними довольно много. Не рассматривая их во всех подробностях, отметим две идеи, важных не только в догматическом, но в большой мере и в философском плане; возможно, они были восприняты иранцами у соседних семитских или даже более отдаленных восточно-африканских племен: это идея чистилища и идея благодати. Не утверждая, что обе эти идеи проникли в Иран именно из Африки, все же напомню о весьма распространенной гипотезе происхождения всех человеческих рас именно с африканского континента (а с учетом теории Семи рас - с "черного" континента Гондваны), а также процитирую иранского писателя Голамхосейна Саэди: "Культура суахили больше, чем любая другая, оказала влияние на обычаи и традиции населения южного побережья Ирана" - цит. по: Жуков А.А. Культура, язык и литература суахили. Л., ЛГУ, 1983.

Чистилище, авест. чинвад (Chinvad), Чинвато-Пэрэру, поздн. Серат: волшебный мост, плоский и узкий, как меч. Пройти через него могут лишь те, кто был праведен и верно служил Богу. Когда на мост вступает грешник, он поворачивается, превращаясь в острие. Чистилище (лат. Purgatorium): в позднейших монотеистич. мифологиях - место, промежуточное между раем и адом, "первая инстанция", где души усопших предстают перед судом, оценивающим их земные дела. Зачатки понятия чистилища имелись уже у древних народов (см. Элисийские поля, Бардо, Бифр ст). Развитие понятия получило в эпоху Рыб: мост Чинвад у зороастрийцев, пропускающий лишь праведников, от них - представление о "мосте толщиной в волос" у мусульман (сам человек пройти по нему не может, его должен перевезти тот верблюд, баран или осел, которого он при жизни пожертвовал Аллаху), римско-катол. представление о Чистилище как приношении очистительной огненной жертвы (нем. Fegefeuer). Спор о Чистилище был одной из причин раскола Вселенской церкви на католическую и православную (Православие Чистилища не признает). Благодать (греч. 'h charisma, лат. gratia, др.-евр. BERACHA, араб. Baraka); современные русские часто называют ее "благостью", т.к. старинное "благодать" для них скорее кажется равнозначным "кайфу", но термин есть термин: это - важнейшее эзотерическое понятие, означающее особую божественную силу, ниспосылаемую человеку. Передается человеку от божества посредством эманации или в ходе свщ. таинств (мистерий) от других носителей благодати, и может быть таким же образом отнята (можно вспомнить персидского героя Афрасиаба, за свои преступления лишенного благодати богиней, лишение сана и отлучение от церкви у христиан и т.п.). В христианстве зап. отцы церкви считали благодать единственным условием Спасения, а вост. наряду с нею допускали и свободу воли (пелагиане).

У зороастрийцев хварна (фарн) считается эманацией божественного огня, "благой долей", озн. награду и в земной жизни - власть, богатство, как и бераха (йидд. брохе) у иудеев. У мусульман носителями небесной благодати (барака) считались суфии и иные "столпы веры" (аятоллы, шейхи). Греч. харизма, в древности означавшее "дар богов" (или богам - в виде жертвы), ныне употребляется для обозначения дара служения идеалу или просто дара общения с людьми ("харизматический лидер"). В совр. культурах понятие благодати имеет свои отличия: фр.-англ. grace, нем. Gnade скорее означает "милость Божию" (милосердие, mercy, греч. to "eleos), как и в современом иудаизме (ивр. ПESED, "благоволение", отсюда хасид). Сколько ни искал, в индийских трактатах (и древних, и современных) я нигде не нашел понятия, которое хоть отчасти соответствовало бы идее благодати. Конечно, в разных языках и культурах его содержание различно, но ядро-то все равно одно. А у индийцев, начиная с Вед и кончая трудами Кришнамурти, есть все, что угодно: божественная сила, прана, шакти, асхима, праведность, - кроме благодати. Это оттого, что "носителями божественной силы" у индийцев считались (и посейчас считаются) не отдельные люди, заслужившие ее тем или иным образом, а все члены касты брахманов по праву рождения.

Если ты даже кшатрий (воин, патриций), то будь ты хоть сорок раз герой, тебе не познать высшей благодати. И наоборот, даже совершив преступление, "дважды рожденный" может утратить звание брахмана, но он не утратит своей причастности к высшей благодати (ср. дворяне-декабристы, лишенные "прав состояния", но не утратившие врожденного благородства). В этом смысле выделение зороастризма из протоведической религии было шагом вперед, ибо предоставляло возможность Спасения не одной только касте избранных, а вообще всем, принявшим учение. Еще одно отличие индийского и персидского мiровоззрения заключается в признании существования пары верховных божеств, бога добра Ормузда и бога зла Аримана как двух независимых начал, каждое из которых ведает своими делами: один - добрыми, другой злыми. Поэтому персов часто упрекают в дуализме. Однако этот дуализм относителен, ибо и Ормузд, и Ариман на самом деле суть "небесные близнецы", дети бога вечного и бесконечного времени - Зрвана, хотя в "Авесте" он упоминается лишь вскользь.

В самом зороастризме эзотеризма немного, да и то это по большей части элементы все того же индо-иранского мiровоззрения. Гораздо эзотеричнее зороастризма его дериваты - "ереси" и новейшие учения (напр., "Так говорил Заратустра" Ницше), одно из которых прямо обращается к Зрвану: это ЗРВАНИЗМ (зерванизм), учение о бесконечном времени. Зрван, тж. Зерван, Зурван (пехл.; армянск. Зруам, Зруан; англ. Zurvan, Zervan): З. Акарана, "Неограниченное Время", верховный бог зрванистской мифологии (Иран), персонификация даже не столько времени, сколько принципа космического равновесия (весы, на одной чаше которых находится добро, на другой - зло). По одной из версий вообще двуполое божество, андрогин, который "не знал даже, что творится в его утробе". Воспринимается как бесконечное время, тогда как мiр конечен и обречен на гибель.

Создатели мiра - сыновья З. Ормазд и Ариман, но время могущественнее обоих, т.е. добра и зла. Из Персии этот культ проник в Сирию, Палестину и Египет (Эон). Феодор Мопсуэстийский наз. его "Тихе" (греч. н tychh - "Жребий", "Судьба"). Феодор Мопсуэстийский (ум. 425) - великий экзегет Антиохийской школы, ученик Павла Самосатского. Впервые дал подробные комментарии ко всем книгам Библии и составил "ответы" относительно всех ересей. В 553 г. (на V Вселенском соборе) сам осужден как еретик (несторианин) за то, что признавал в Иисусе две природы, божественную и человеческую. Составил труд "О магах в Персии", краткое изложение которого дается у Патр. Фотия (ок. 820-891). В эпоху поздней античности зрванизм был распространен тж. на Сицилии и в Сирии "среди магов", как пишет Бартел Ван-дер-Варден (Пробуждающаяся наука II. Рождение астрономии. М., "Наука", 1991).

Однако в самом Иране приверженцы религиозной секты зрванитов были в конце концов подавлены Сасанидами, и в настоящее время их почти не осталось. Однако их философские взгляды, более близкие эзотеризму, чем философия собственно "Авесты", и сегодня дают неплохую пищу для размышления.

Другой не менее интересной в эзотерическом плане сектой были МАНИХЕИ. Мани-Зендиг, Манес сын Патала (лат. транскр. Manes или Mani, 216 - ок. 277): основатель манихейского учения. Счит. себя учеником Фаридуна. Объявился в Иране при Шапуре, сыне Ардешира (2-й царь Сасанидской династии), отрицал Зенд-Авесту, за что он сам и его последователи были прозваны "зендигами" (отсюда араб. зиндик - "вероотступник"). Называл себя преемником Будды, Зороастра и Христа. По аль-Балхи, Мани бежал от преследований Шапура в Китай, где основал секту абахитов. Внук Шапура, Бахрам, вернул Мани в Иран, пообещав легализовать его учение. Тот поверил, и манихеи вышли из подполья. Желая поступить "по-царски", Бахрам устроил религиозный диспут, и Мани признали побежденным. Царь предложил ему отречься от своей веры или умереть. М. избрал смерть. С него содрали кожу и набили ее соломой - "и вот почему каждому, кто окажется главой зендигов, кожу набивают соломой" (Ибн аль-Балхи. Фарс-Наме).

Последователей М. заключили в темницы, а тех, кто не отрекся, казнили. Бируни (см.) наз. его Курбикос ибн Фаттак; у римлян он наз. Корбиций (Corbitius). Манихейство представляло собой своеобразный синтез собственно персидских, шумеро-вавилонских и христианских (гностических) взглядов. В отличие от зрванитов и собственно зороастрийцев, манихеи были истинными дуалистами: они считали добро и зло (свет и тьму, бога и диавола) двумя абсолютно самостоятельными и равноправными началами, представленными как во Вселенной, так и в человеке. С современной точки зрения это был эзотеризм "без верхушки", так и не достигший стадии "плеромы" (полноты) из-за отказа от признания Единицы (Абсолюта): их космогония начиналась сразу с двойки. В сравнении со зрванизмом он, конечно, менее развит, однако более живописен и содержит по крайней мере одну немаловажную концепцию, к которой нам еще не раз придется вернуться - назовем ее условно "восстанием Люцифера" (иногда ее еще называют "войной богов").

Ее смысл таков. Зло (Люцифер, Ариман, диавол - неважно, самостоятельная ли сила или неблагополучный "33 отдел" Творения, если кто читал Сьовалла и Валло или видел фильм) однажды восстало против Добра, желая возглавить Вселенную. И это ему почти удалось, но его окончательная победа означала бы коллапс Вселенной, поэтому вступил в силу закон космического равновесия (в иудео- христианских мифах персонифицируемый в качестве архистратига Михаила), и зло было повержено, катастрофа предотвращена. Манихеи делали из этого вывод, что Ариман, потерпев неудачу в макрокосме, всякий раз пытается взять реванш в микрокосме, то есть искушает каждого отдельного человека, стараясь лишить его "образа и подобия Ормуздова", поэтому задача человека - искать пути к восстановлению этого образа. Еще манихеи проповедовали аскетизм и безбрачие, выступали против огнепоклонничества (зороастризма). Существовало 6 "Книг Мани" на сирийском и 1 на среднеиранском (парфянском) яз. ("Книга гигантов", "Шапуракана" и др.); не сохранились. Взгляды манихеев нашли потом многих последователей на Западе и на Востоке, однако сами они, как уже говорилось, были уничтожены.

В наши дни зороастризм как таковой сохранил по большей части чисто религиозный характер, утратив философские элементы. Это не удивительно, т.к. государственной религией в Иране сейчас является ислам шиитского толка, а зороастрийские общины, сравнительно небольшие, разбросаны по всему мiру. Зороастрийцам (так же, как цыганам) "некогда" заниматься эзотерической философией. Современная же философия "АВЕСТИЗМА", существующая, кажется, только в европейской части России, представляет собой переработку древнеиранских мифов (индийские источники которых бросаются в глаза почти всюду). Один из этих мифов, отталкивающийся от исторического факта - прихода индо-иранских племен откуда-то с севера, - и учитывающий опыт нацистского учения об арийской расе, дал на нашей почве своеобразную теорию об Арктогее.

АРКТОГЕЯ: 1. В авестийской (и нек-рых других) эзот. историософии - древнейший праматерик, предпол. прародина человечества (П. Глоба). У совр. европ. националистов - родина северной (нордической) расы, носительницы высшей культуры, в противоп. Гондване как родине южной расы. Встречное движение этих рас дало все разнообразие культур, однако высшие формы культуры и цивилизации возникали там, где преобладали "арктоиды". Подробнее см., напр.: Дугин А. Гиперборейская теория (опыт ариософского исследования). М., 1993.

Шамбала

Если у нас есть еще время, мы можем рассмотреть легенду о Шамбале, нашедшую столь широкий отклик в сердцах многих современных россиян. ШАМБАЛА, Шамбхала, в зап. лит. тж. Шангри-Ла (санскр. Cambhala, англ. Shambhala или Shangrila): по ламаистическим представлениям - легендарная страна, в которой хранятся высшие магические тайны тантризма и буддизма. Овладением этими тайнами - страстное желание ламаиста, поэтому Ш. воспринимается как олицетворение мiра грядущего будды Майтрейи. По легенде, Ш. была царством в Средней Азии. Ее царь Сучандра побывал в Южной Индии, чтобы приобрести знание. После мусульманского вторжения в Среднюю Азию в IX в. царство Ш. сделалось невидимым для человеческих глаз. Только чистые сердцем могут найти к ней дорогу. Но в недалеком будущем царь Рудрачакрин выйдет из нее вместе со своим воинством и его предводителем, чтобы после великой битвы установить на Земле новое духовное сообщество.

Подобные легенды существовали (или существуют) у многих народов: российские Беловодье и Град Китеж, в какой-то мере германская Винета и так далее. На самом деле Шамбала - это всего лишь эгрегор, информационное поле, созданное к тому же исключительно западным эзотеризмом: это своего рода мечта об идеальном обществе, в которое войдут только лучшие из "посвященных". Однако поскольку большинство из тех, кого на Западе объявляли "лучшими", оказались людьми скорее бессовестными, то и их информационное поле в наши дни значительно утратило свою первоначальную ясность и чистоту.