История эзотерических учений

Лекция 10. Христианская Европа

Первые века христианства были эпохой переосмысления древнего наследия. Вопросы космогонии и космологии, взаимодействия человека с мiром божеств и духов, мiра видимого с мiром невидимым пересматривались, так сказать, через призму идей новой эпохи (эры Рыб): Конец света, Спасение, Смерть и воскресение и др. Впоследствии чуть ли не каждый из этих вопросов положил начало новой теоретической дисциплине. Так возникли: эсхатология - наука о конце света, сотериология - наука о Спасении, танатология - наука о Смерти и т.п. Заслуги христиан в этом поначалу не было никакой: просто настала новая эра. Первые христиане были людьми невежественными, поскольку происходили главным образом из самых нищих слоев одного-единственного этноса - палестинских евреев. Такие люди, как ап. Павел, были исключением. Вначале христианство было по преимуществу христианством ап. Петра, будущего первого римского епископа, который, как известно, был простым рыбаком.

Ап. Павел же происходил из богатой и образованной еврейской семьи и был потомственным римским гражданином. Петр считал себя апостолом евреев, Павел же был "апостолом язычников" и проповедовал по всему Средиземноморью. Вообще говоря, проповедников и сект тогда было много. Так, "третьей силой" одно время пытался стать Симон Волхв (I в.), человек из Самарии, которого американские проповедники называют "Симон Маг". Крестившись, он просил у апостолов за деньги научить его целительству, но был "обличен" (Деян. 8:9 ff). Христиане требовали от обращаемых "меньше думать и больше верить" (ср. экстатические Послания Петра в Новом Завете, Credo quia absurdum Тертуллиана). Эллинистическое же окружение первохристиан было гораздо более развитым. Для человека, воспитанного на классической греческой философии, "вера - это низший уровень познания, состояние необразованного ума", - как пишет Александр Хосроев (Хосроев А.Л. Александрийское христианство. М., "Наука", 1991).

Ограничиться одной верой образованным людям было трудно. Тем более, что то время уже существовала масса апокалиптической, эсхатологической и, конечно, герметической литературы. Христиане пытались ее осмыслить, отредактировать и приспособить к своим нуждам, но это получалось плохо. Свидетельством тому могут служить т.н. тексты Наг-Хаммади. Хотя обнаружены эти тексты были в 1945 году, опубликованы они до сих пор лишь частично, а на русском языке к тому же в плохих переводах (т.к. переводились не с оригинала, а с французского или английского текста, как напр. в кн.: Апокрифы древних христиан. М., "Мысль", 1989). Впрочем, нам с вами легко понять, о чем в них идет речь, т.к. мы все эти темы уже рассматривали: "Премудрость Иисуса" - развитие темы Хохмы-Софии, "Рассуждения о восьмерке и девятке" - Мин Тан и тетрактида, "Асклепий" - диалог Гермеса Трисмегиста со своим учеником о том, что мы называем шаманизмом и т.д. Разумеется, все книги, приписываемые Гермесу, тоже возникли в эту эпоху. Однако национальный и социальный состав христианских общин вскоре начал меняться.

Началась институционализация: в 313 г. имп. Константин принял Миланский эдикт, в котором христианство признавалось равноправной религией со всеми другими. Через год римскому епископу, преемнику ап. Петра, был предоставлен Латеранский дворец (будущий Ватикан). Появились первые монастыри и их уставы (Пахомий Великий, 292-346, в том же Хенобоскионе - Наг Хаммади). Стала разрабатываться христианская аскеза (понимаемая как умерщвление плоти). Появилась новая категория людей: христианские святые. Появились и первые теоретики. Из святых для нас интересны не князья-христианизаторы и не многочисленные мученики, а люди, бывшие при жизни целителями и экстрасенсами: даже их мощи по сей день не утратили своего энергетического потенциала. И христиане начали создавать свою литературу, свои теории и учения, начиная с Евангелий, Деяний и Посланий, часть из которых вошла потом в новозаветный канон, и кончая теоретическими трудами, писать которые продолжают и сегодня.

Отсюда - огромное количество более или менее глубоких, красивых и уродливых, остроумных и не очень остроумных теорий, разнообразие которых до сих пор поражает исследователей и дает богатейшую пищу уму, не пораженному "магией креста". Выделив и закрепив треугольник, христиане переосмыслили и понятие квадрата, трансформировав его в крест. С одной стороны крест, конечно, сужает выбор вариантов, с другой же его перекладины можно продолжать до бесконечности, что дает новый стимул мышлению, заставляя его проникать все глубже или все выше. Кроме того, крест по-своему соответствует структуре макрокосма и микрокосма: "в самой форме нашего тела неявно сокрыты тайные очертания креста" (Тертуллиан). И: "Все - Крест, все крестовидно - Крест лежит лежит в основании всего бытия как истинная форма бытия, уже не внешняя только, но форма организующая, платоновский stauros" (Флоренский П. Страх Божий. "Богосл. труды", вып. XVII). Необходимость мыслить в рамках канона делает мысль все более изощренной - вспомните иконописный канон, строгость которого привела к возникновению высочайшего мастерства художников. Однако тот же канон затормозил развитие всех других жанров изобразительного искусства. Так современные новообращенцы, после целой жизни "расцерковленности", будь им 16 или 60 лет, попадая под "магию креста", цепляются за сообщенные им догматы стостраничного школьного катехизиса, не составляющие и миллионной доли христианского "культургута", и добровольно лишают себя доступа ко всему остальному богатству на том лишь основании, что "мой духовник считает это грехом". Да разве одно только христианство страдает от подобной "нищеты духа" своих прозелитов?

Но вернемся к истокам. В первой четверти нашего двухтысячелетия ("весенний" период эры Рыб, см. лекцию 9) можно выделить - помимо собственно христианства, эзотеризм которого еще только начал складываться, - два основных направления эзотерической мысли: плюралистическое, рассматривавшее христианство как одно из многих учений о мiре и человеке, в чем-то лучше, а в чем-то и хуже прочих, и монистическое, считавшее христианство важнейшим из этих учений, однако требующим целого ряда дополнений и поправок. Первое связано с философской мистикой неоплатонизма, этим "последним взлетом античной мысли", второе - с религиозной мистикой гностицизма. Слово "мистика" в данном случае не означает ничего кроме ощущения некоей тайны и попытки раскрыть эту тайну. Начнем со второго как более раннего по времени возникновения. Во II в. н.э. в Александрии и иных местах Египта жили христиане, греки и копты, не без оснований считавшие, что учение Иисуса, изложенное в те времена лишь в кратких и маловразумительных логиях ("ходит, ходит один с козлиным пергаментом и непрерывно пишет..." - М. Булгаков), требует разъяснений и комментариев. Основателем Александрийской православной церкви счит. ап. Марк (II в.), а Коптской - Патриарх Диоскор (V в.). Обе существуют и поныне. Первая долгое время (ок. 1000 лет) была монофелитской (от mono + thelhma, "единая [Божественная] воля" Христа, не оставлявшая места человеческой), вторая и до сих пор - монофизитская (от mono + physis, "единая [Божественная] природа" Христа, подчинившая себе человеческую).

Русская Православная церковь в этом плане является диофелитской и диофизитской, т.е. признает равноправие Божественного и человеческого начала в Иисусе Христе. Этот пример показывает, что христианское учение в то время еще далеко не устоялось даже на уровне институционализированных церквей, число которых продолжало увеличиваться еще долго. Но нас интересуют не сами эти церкви, хотя их воззрения тоже достаточно любопытны (это - предмет истории религий), а те группы или секты, которые даже им казались неортодоксальными. Пожалуй, мы уже можем утверждать, что догматическая неортодоксальность есть важнейший признак эзотеризма. Такие секты имелись и в самой Александрии, и в провинции (Хенобоскион, он же Наг-Хаммади). Их называют ГНОСТИКАМИ. Как пишет Александр Арнольдович Столяров, ученик А.Ф. Лосева, "Неустоявшийся характер [христианского] учения и поиски своего места в культурном мiре неизбежно порождали массу уклонений, ибо развитие шло в нескольких направлениях. Искушение сразу же воспользоваться богатейшим набором мифологических и философских средств вызвало к жизни целую группу течений, объединенных идеей спасительного Знания" (Столяров А.А. Тертуллиан. Эпоха - жизнь - учение. В: Тертуллиан. Избранные соч. М., 1994). Гностики искали (и думали, что нашли) Истину. Основой ее они считали Гносис (греч. Gnwsis - "знание", ср. gnwri se auton): тайное знание о Боге, мiре и подлинной духовной природе человека, открытое пророками и сохраняемое эзотерической традицией. Обладание подобным знанием, удостоиться которого могли лишь избранные, само по себе ведет к Спасению. Зло в мiре считалось возникшим изначально, в результате "ошибки технологии". Уничтожение его происходит лишь постепенно, в ходе мiрового процесса восстановления планировавшейся гармонии (гомеостаз), ускорить который помогают пророки и божественные посланники.

Путь к Спасению лежит через приобретение Гносиса. Бог скрыт и непознаваем: "Не дерзай говорить слова о Нем" (Поучения Силуана. Ср. пифагорейское: "в перстне изображений не носи"). Но это - верховный, истинный Бог. Он невидим ни первым, ни вторым зрением ("третьим глазом"). Большинство же людей поклоняются неистинному Богу, образ которого то и дело маячит у них перед глазами. Между тем это - всего лишь производное истинного Бога, отец не мiра, но лжи этого мiра (майи), то есть Диавол (хотя для гностиков Диавол был не Ариманом - отцом зла, а всего лишь неудачником, жертвой собственных заблуждений). Отсюда подразделение, превращающее гностические учения из монистических в дуалистические: САВАОФ: истинный и непознаваемый Бог, "общий бог Космоса", порождающий Плерому - полноту духовности, состоящую из соединенных попарно эонов (духовных сущностей - ср. Хронос Агераос, он же Зрван!). Последний из эонов - Пистис София, Первичность Веры, порождающая Йалдаваофа, она же Хохма, она же Гносис - Знание. ЙАЛДАВАОФ (от евр. YELED - "ребенок, потомок"): "тень" истинного Бога, порождение Плеромы, Демиург, "местный бог человечества", творец нашего неудачного мiра, столь же несовершенного, как и он сам, к чему Саваоф не имеет отношения. Он же Агносия, Незнание. Но в сотворение человека вмешиваются силы Плеромы, и Первочеловек получает частицу подлинной Божественной субстанции (ср. у зороастрийцев, лекция 5).

Несовершенство Демиурга объяснялось, среди прочего, его андрогинностью, т.е. недифференцированностью на ян и инь, на мужское и женское начало, на добро и зло. Поэтому позже христианским философам пришлось переосмыслить само понятие андрогинности: ведь незнание добра и зла - это состояние Адама и Евы до грехопадения, атрибут божественности, позже утраченный ими (и здесь христианство смыкается с буддизмом, в котором Все-безразличие, т.е. отказ от суждения о добре и зле, есть высшая ступень приближения к Абсолюту, а также со зрванизмом - см. лекцию 5). Поэтому в христ. философии андрогинность души - символ непричастности человека к вопросам пола, целостности и догреховного состояния. Преодоление "ложного аспекта" андрогинности достигается при помощи "духовного брака", т.е. посвящения. Брак - это символ союза. Но союз ("завет") может быть заключен не только между людьми, но и между человеком и Богом. Отсюда - понятие "духовного брака", Ветхий и Новый Завет, образ Церкви как "невесты Христовой" и т.д.

Одной из таких сект были ВАЛЕНТИНИАНЕ. Начав как христиане "с неоплатоническим уклоном", они скоро превратились в школу наподобие Пифагоровой, где непосвященным преподавались начатки христианской веры, а посвященным - учение о Саваофе и Йалдаваофе. Валентин (лат. Valentinus, 110-175): иудей из Александрии, философ, основатель гностич. секты. Предположит. автор "Послания к Регину" (о воскресении), "Евангелия Истины". Человек, учили валентиниане, состоит из тела, души и ума. Тело - от земли, душа - от "сформированного" (plasma), ум - от "созданного": ср. Мiр реального, Мiр творения, Мiр творчества в Каббале. Человек получил это от Бога (Мiр эманаций). Отсюда три вида людей: духовные (у них есть все три составляющие), душевные (только две) и плотские (одна). Духовное: мужское Афродита Урания Душевное: женское Афродита Пандемос Плотское: мужеженское Афродита/Афродитон Но это в теории. На практике же они занимались целительством и астрологией, изготовлением талисманов, амулетов и пр. абракадабры. Не следует думать, что абракадабра - понятие ругательное. В те времена так назывался амулет, помогающий от лихорадки. Название восх. к имени демона Абраксаса, которого и заклинали таким образом, чтобы он "отпустил" больного (ср. лекцию 7). Чем талисман отличается от амулета? Талисман - это фигурка или иное изображение божества (вуду, аку-аку и пр.), амулет - фигурка с надписью или одна только надпись (или символ): у евреев - мезуза (бумажка с текстом из Торы), у христиан - украшения с символами креста, сердечка и якоря (вера, любовь и надежда), со знаками Зодиака, буквами алфавита и т.п.

Подобно валентинианам, ОФИТЫ различали высшего и низшего Бога, Саваофа и Йалдаваофа, и поклонялись первому, но в образе Змея (греч. `o 'ophis - змея) как символа высшей мудрости, Софии. Поэтому и Иисус христиан был для офитов всего лишь в очередной раз воплотившимся Змеем, "Вечным Посвященным", все той же божественной монадой. Отсюда - офический символ змея на Т-образном кресте и живые змеи, участвовавшие в их мистериях. Таких сект было великое множество. Поэтому первые церковные философы ("отцы церкви") занимались главным образом апологетикой, то есть выработкой принципов христианской религиозной философии и их защитой против этих ересей. Однако их уже подстерегала новая опасность, надвинувшаяся с другой стороны. Христианство "хорошо легло" на платоническую философию: НЕОПЛАТОНИКАМ (Плотин и др.) импонировала идея о триипостасной сущности верховного Бога, в которой они видели платоновский треугольник (см. лекцию 9), включающий "En, Единое как способ нейтрализации бинера. Считается даже, что эту свою идею христиане у них и заимствовали, но нам с вами ясно, что речь здесь идет не столько о заимствовании, сколько об интуитивном открытии одних и тех же закономерностей устройства мiра. Однако если "ипостаси неоплатонической триады - это безличные сущности", философские категории, в каковом качестве мы их и рассматривали, то "ипостаси христианской Троицы - не только и не столько диалектические категории, сколько "лица", личности (prosopa)" - Аверинцев С.С. Эволюция философской мысли. В: Культура Византии, т. 1, М., "Наука", 1984, - в таком персонифицированном виде эти категории были понятнее простым людям, какими были первые христиане. Из всех направлений философской мысли того времени именно (нео)платонизм обладал наиболее высокоразвитым понятийным и категориальным аппаратом, поэтому первые христианские философы испытали на себе значительное его влияние.

Классическим и наиболее эзотеричным из философов-неоплатоников (не христиан) следует считать Ямвлиха ('Iamblichos, 280-330), провозгласившим догмат "всеобщего согласия тайноведцев всех времен и народов": Все восточные и греческие мудрецы, маги и прорицатели, поэты и философы, считал Ямвлих, во все времена возвещали одну и ту же неизменную и непогрешимую доктрину, которую надо только понять и истолковать правильно, чтобы убедиться в ее единстве. Чем мы с вами, собственно, и занимаемся. Ямвлих комментировал Платона в эзотерическом духе, чем оказал большое влияние на развитие оккультизма и повлиял на Пико делла Мирандола, христианских каббалистов и других западных эзотериков эпохи Возрождения, живших тысячу лет спустя. При этом он отмечал разницу не только между эзотеризмом и религией, но и между эзотеризмом и философией: "об эзотеризме надо мыслить эзотерически, о философии - по-философски". Эзотеризм (теургия - theourgia, греч. "богодействие") был для него выше философии. Самого Ямвлиха, естественно, тоже провозгласили "тайноведцем и чудотворцем". Каждый неоплатоник стремился стать не только мыслителем, но и теургом, т.е., как сказали бы теперь, "белым магом". Теория была неразрывно связана с практикой. Тот же Ямвлих занимался астрологией, магией, гаданием и практикой экстатического восхождения в сверхчувственные сферы, то есть тем же, чем и другие учители-эзотерики всех времен и народов. В этой связи можно упомянуть исихастов, "йогическую" секту православных христиан, возникшую примерно в то же время (IV в.) и обосновавшуюся на Афоне. Исихазм (Hesichasm, от греч. `hsycheia - "внутренняя тишина") был мистическим течением, начавшим с медитативной практики и завершившимся (к XIV в.) разработкой вполне эзотерического учения о пути человека к единению с Богом через сосредоточение сознания в себе самом (Григорий Палама, 1296-1360).

Философы-христиане, как уже указывалось, тоже не могли не пользоваться этим эзотерическим багажом. Так, искренно уверовавший во Христа Ориген (185-253), гениальный эзотерик, не смог преодолеть противоречия между узостью раннехристианских догматов и широтой позднеплатонического мышления - и решил отказаться от последнего, поддавшись "магии креста". Поэтому церковники долго раздумывали, еретик он или нет, но все же в VI веке исключили его из числа авторитетных отцов церкви. Однако Ориген успел все же сформулировать ряд положений, не только повторяющих уже известные нам космологические и иные представления, но и позволяющих осмыслить их по-новому. Так, Ориген признавал существование не только нашего "уникального" мiра, но бесконечного множества мiров, сводя тем самым страшноватый вопрос о конце света в целом к вопросу об исчезновении всего лишь одного из этих мiров, к тому же наверняка не самого важного. Многим ли отличается этот постулат Оригена от наших сегодняшних взглядов? Подробный анализ философии Оригена - предмет истории философии, а не наших занятий.

Упомянем, однако, еще один его постулат, о добре и зле. Зло - не самостоятельная сила, а всего лишь недостаток добра в каком-то определенном месте и времени ("ошибка технологии", нарушение космического равновесия). Отсюда простое и ясное понимание Спасения как восстановления нарушенного равновесия. А раз так, значит, и Диавол спасется, ибо его светлая сущность (ведь она была!) в конце концов восстановится в первоначальной чистоте. Этот постулат, расширенный до понимания обязательного Спасения всех, называется апокатастасис (греч. "восстановление" как воскресение всех и вся).

Крупнейшей фигурой среди "отцов церкви" того времени, безусловно, является Блаженный Августин, путем долгого поиска нашедший в христианских догматах, а точнее, вложивший в них тот глубокий смысл, которым, как с тех пор считается, они обладали изначально. Бл. Августин (Aurelius Augustinus, 354-430). Сын римлянина и христианки, он сначала был манихеем, потом увлекся греческой философией (скептики, неоплатоники). В 32 года принял крещение, в 41 стал епископом Гиппонским. Для нас особенно интересны два его постулата: о Граде Божием и о Спасении. "Два Града созданы двумя видами любви, а именно: земной - любовью к себе вплоть до пренебрежения Богом, Небесный - любовью к Богу вплоть до забвения себя" (О Граде Божием). Град Земной - это сообщество обычных людей, неверующих или даже верующих, но "больных", т.е. обремененных грехами и суетой. Град Небесный - это сообщество праведных, незримая истинная Церковь. Это - не только начало богословского представления о Церкви торжествующей (христианский эгрегор) и Церкви воинствующей (живущие христиане), это и начало эзотерического христианства, цель которого сродни цели буддизма Махаяны: путь к Спасению открыт для всех, все экзотерики могут стать эзотериками, и для Спасения всей Земли лучше, чтобы они ими стали.

Правда, собственный опыт говорил Августину, что одних только человеческих сил, т.е. веры и горячего желания, для Спасения недостаточно. Лишь божественная благодать способна "вылечить больную душу". Чтобы обрести ее (или, пользуясь термином каббалистов, узреть Шехину - см. лекцию 8), нужно стремиться познать Бога, а для этого надо в первую очередь познать самого себя: "Не стремись к внешнему, возвратись в себя самого: истина обитает внутри человека" (Августин. Об истинной религии). Таков путь к мистическому озарению, которое Августин однажды пережил сам (Столяров А.А. Аврелий Августин. Жизнь, учение и его судьбы. В: Аврелий Августин. Исповедь. М., 1991). В своих рассуждениях Августин, как мы видим, использовал положения неоплатоников, но на таком высоком уровне, что церковные иерархи так и не решились исключить его из числа своих "мудрецов" (как и р. Акибу, см. лекцию 8). Однако в целом "увлечение неоплатонизмом дальше известной границы, как писал А.Ф. Лосев, всегда приводило монотеистические построения Средневековья либо к существенной деформации, либо к катастрофе. Вот почему исторически неоплатонизм в средние века, а затем в период возрождения оказывался передовой теорией, для которой любая монотеистическая концепция - Библия, Коран, Талмуд - всегда оставалась наивной, детской фантазией или простонародным суеверием" (Лосев А.Ф. Неоплатонизм. В: Филос. энцикл., т. 4, М., 1967).

К V в. (очередное соединение Нептун-Плутон) христианство окончательно "встало на ноги". Оно объединяло людей многих национальностей, но евреев среди христиан уже не было. Сложился новозаветный канон - четыре Евангелия, 21 Послание и по одному образцу Деяний и Апокалипсиса. Было изобретено новое летоисчисление - от Рождества Христова. Хотя и здесь не обошлось без недоразумений. Вычисляя дату Рождества, монах Дионисий (525) ошибся по крайней мере лет на шесть: Иисус родился в правление Ирода Великого, а тот умер - по новому летоисчислению - в 4 г. до нашей эры. Что же касается даты Пасхи, т.е. смерти и воскресения Иисуса, то ее установить вообще невозможно (см., напр., Климишин И.А. Календарь и хронология. М., 1985). Впрочем, для нас это не имеет значения.

Христианство повсеместно стало государственной религией. Исчез гностицизм как самостоятельное религиозно-философское течение, хотя его идеи продолжали жить, время от времени проявляясь в средневековых ересях. В VI в. платонизм был признан "язычеством", Платоновская Академия была закрыта, однако и его идеи продолжали жить, проникнув не только в европейскую, но и в иудейскую, а потом и в мусульманскую философию. О "триумфальном шествии" христианства по окраинам Европы с V по X век ("лето" эры Рыб) мы уже говорили. О догматических различиях между Восточной и Западной церковью, в конце концов приведших к Великой схизме 1054 г., говорить не будем, потому что это не предмет наших лекций. Хотя у многих философов Средневековья есть мысли, немаловажные и с точки зрения эзотерики, эти "тончайшие волокна души", по словам о. П. Флоренского, просто невозможно разобрать в кратком курсе: нас торопит история.

В 1095 г. на церковном соборе в Клермоне Папа Урбан II призвал всех королей, сеньоров, рыцарей и простой народ взяться за оружие и отвоевать христианские святыни, находящиеся в руках язычников: "Те, кто здесь горестны и бедны, будут там счастливы и богаты". В 1099 г. войска крестоносцев вторглись в Палестину и 17 июля взяли Иерусалим. В политическом плане эта попытка овладеть Востоком, как известно, не дала Западу ничего: ровно двести лет спустя последние рыцари были изгнаны из Святой Земли сарацинами (арабами). Однако для развития культуры Запада это знакомство с Востоком дало очень много. Считается даже, что именно крестовые походы положили начало эпохе Возрождения. Рыцари привозили с собой во Францию, Германию, Англию более или менее смутные сведения о науке и мистике "неверных", а нередко и самих носителей этих сведений (в качестве пленников); представления о "родных" эльфах и гномах, о целительных свойствах друидского бальзама и страшной силе женского проклятия, не столько поколебленные, сколько дополненные верой в чудотворную силу христианской молитвы и святых мощей (вспомните о расширении арсенала шаманизма после христианизации), перемешались со слухами о восточной магии и оргиастических культах, о демонах и вампирах, о тайных обществах губителей добрых христиан и кознях Аримана-Диавола. И древние легенды обрели новую силу.

Мистическая чаша друидов превратилась в Священный Грааль (лат. Graalis или Graale, англ.-нем.-фрц. Graal или Gral) - чудесный сосуд, из которого Иисус вкушал Свою последнюю трапезу (по другой версии - сосуд, в который Иосиф Аримафейский собрал капли крови Христовой). Множество рыцарей отправлялись, по выражению Марка Твена, "граалить", т.е. разыскивать эту чашу, которая считалась целебной реликвией. Именно в эпоху Крестовых походов (1185, первая известная запись легенды о Граале) эта легенда стала особенно актуальной: где же и храниться этой чаше, как не в Святой Земле? Считается, что рыцари и в самом деле привезли эту чашу, но скрыли ее на священной горе Монсальват и образовали Орден рыцарей Грааля для защиты всех угнетенных и слабых. Однако им было запрещено говорить, кто они: открыв свое имя, они теряли волшебную силу и должны были возвращаться в Монсальват. Таков сюжет "Лоэнгрина" Рихарда Вагнера. Место расположения этой горы широко варьируется - от горы Montserrat в Испании до Шамбалы на Востоке. Позже - Еловая гора (лат. Mons Abiegnus) розенкрейцеров, их мистическая "родина" и хранилище документов. Лит.: Король Артур и его рыцари Круглого Стола. По Г. Гильберту и Дж. Ноульсу. СПб., изд. Э. Гранстрема, 1901; Stern, W., Dr., lic. theol. Herkunft der Graal-Legende. Bad-Salzungen 1903; Лазарев Е. Вселенская святыня. "Наука и религия" N 4/1993. См. тж.: Андреев Д. Песнь о Монсальвате. "Вестник теософии", N 1/1992.

Орден рыцарей Грааля очевидно легендарен: никаких документальных свидетельств о его существовании нет. Зато свидетельств о существовании других орденов более чем достаточно, тем более, что большинство из них существует и поныне. Рыцарские и монашеские ордена, которых насчитывается более двух десятков, были созданы в эпоху Крестовых походов для защиты христианских святынь и миссий, для оказания помощи раненым и больным, для просветительской и исследовательской работы. Они получали благословение папы и со временем, как правило, становились влиятельными организациями, обладавшими значительной собственностью и связями во всех вновь возникавших европейских государствах. Изучением восточного эзотеризма занимались среди них лишь немногие, а с гибелью ордена храмовников (тамплиеров) они и вовсе перестали этим заниматься, по крайней мере открыто, предоставив эту деятельность нецерковным организациям.

ХРАМОВНИКИ (тамплиеры, от лат. templum - "храм"): Templarii sive fratres militiae templi - духовный рыцарский орден, возникший в ходе крестовых походов, осн. Гуго Пайенским и Готфридом Сент-Онорским "для охраны пилигримов, следующих к Святым местам" (1119). Наз. по резиденции гроссмейстера ордена в бывшем храме Соломона в Иерусалиме. В XIII в. - богатейший и влиятельнейший орден. Кто знает роман Вальтера Скотта "Айвенго", вспомнит Бриана де Буагильбера, члена этого ордена, человека довольно беспринципного; среди храмовников наверняка были и такие, но основа ордена заключалась в другом. Тамплиеры мечтали о водворении на земле Царства Мира и Единения всех народов, для чего занимались эзотерическими изысканиями и поиском межконфессиональной церковности на основе гностических учений. "Церковность" понимается здесь в ее изначальном смысле, от греч. 'ekklhsia, "общность" людей, объединенных одной идеей.

Тамплиеры заимствовали у гностиков (следы которых лучше сохранились на Востоке, чем на Западе) символ андрогина в его первоначальном значении: для них это был оккультный образ вселенского единения. Его изображали в виде фигуры с крыльями, восседающей на кубе. На голове - факел с тремя пламенами. Правая рука мужская (с лат. надписью solve - "разрешай"), левая - женская (с надписью cоagula - "сгущай"). Беда в том, что у Андрогина была козлиная голова; ее рога, борода и уши складываются в опрокинутую пентаграмму. У христианских иерархов она ассоциировалась с Диаволом (микропрозоп, см. лекцию 8). Между тем пентаграмма, она же пентальфа, пентаиерон (от греч. pente, "пять"), у пифагорейцев была символом здоровья и опознавательным знаком общины. В христианской символике она олицетворяла пять ран Иисуса или, в числовом толковании, двойственную природу Христа (божественную и человеческую). По концам пентаграммы расставляются еврейские буквы "йод", "хе", "шин", "вав" и "хе", составляющие имя Иисуса (к уже известной нам тетраграмме добавляется буква Шин - J-H-V-Sh-A). Это - XV аркан Таро, карта Диавола, однако не как олицетворения мiрового зла, а как принципа обновления и Спасения через преодоление зла (ср. апокатастасис Оригена).

У тамплиеров он назывался Бафометом. Конечно, это важнейший мантический и магический символ, однако все зависит от того, в чьих руках и с какой целью он применяется. БАФОМЕТ: слово "Baphomet" прочитанное справа налево (Temophab), будет нотариконом (см. лекцию 8) следующей формулы: Templi omnium hominum pacis abbas, т.е. "Настоятель храма мира всех людей". Этим термином тамплиеры обозначали эманацию мiрового "Мы", астральный вихрь, могущий повести людей по пути усовершенствования, ко всеобщему миру и братству. Это обошлось им дорого. Противники тамплиеров обвинили их в тайном переходе в мусульманство, сочтя это слово искажением имени "Магомет" и утверждая, что так называются деревянные идолы, установленные в святилищах тамплиеров. Поклонение козлоподобному божеству и явный выход за рамки христианской догматики оказались для папы Климента V достаточным поводом, чтобы лишить орден своего благословения. Орден был объявлен еретическим и разогнан (1312). Из документов ордена не сохранилось почти ничего. Лит.: Spence, Lewis. An Encyclopaedia of occultism. Univ. Books, Inc. N.Y. 1960; Гелвер Б. Школы мистерий. В сб.: Аум. Синтез мистических учений Запада и Востока, вып. 1-2, М., "Терра", 1990; Никитин А. Тамплиеры в Москве. Серия очерков: "Наука и религия" NN 4/1992 - 7/1993.

С козлоподобными божествами у римского престола вообще были проблемы. Кроме греческого Пана и палестинского Азазела имелся еще кельтский Кернунн и другие языческие божества, украшенные копытами и рогами. Продолжали отмечаться языческие праздники, хотя и прикрытые христианским флером. Народ (включая и крестьян, и рыцарей) продолжал заниматься магией или по крайней мере верить в нее. И церковь наконец решила дать им бой. Первых "ведьм" начали казнить уже в XI веке. Майские и ноябрьские праздники пробуждения и засыпания природы (1 мая и 1 ноября) превратились в ночи шабашей. Евреев как носителей "диавольского знания" казнили, изгоняли или в лучшем случае запирали в гетто в течение всей "осени" эры Рыб (XI - XVI в.) и даже позже. Все прежние языческие божества и духи оказались ипостасями Диавола. Их было огромное количество, и они становились все хитроумнее с каждым веком и даже с каждым годом. По необходимости возник экзорцизм - технология изгнания Диавола или его подручных из людей, "оседланных" ими. Различие между этой и архаической "оседланностью" (винти, берсерки) заключалось лишь в том, что суждение об этом выносилось не самим "оседланным", а совершенно посторонними людьми, то есть вообще было спорным. Классический труд на эту тему - "Молот ведьм" Я. Шпренгера и Г. Инститориса (XV в., изд. М., "Интербук", 1990).

В этом орденские братья усердствовали очень - цистерцианцы, доминиканцы, иезуиты (над ними ведь постоянно висела тень папского неблагословения). Но следует признать, что, гоняя "Диавола" и в подробностях разбирая его способности, свойства и приемы действия, они сами СОЗДАВАЛИ этого Диавола, год за годом внося все больший вклад в укрепление того коллективно-сознательного эгрегора зла, от которого европейцы страдают и по сей день, хоть это всего-навсего порождение буйной фантазии тысячелетней давности. Если я вам расскажу, что Диавол умеет превращаться в мужчину и женщину, в инкуба и суккуба, и будет приходить к вам регулярно, чтобы соблазнять вас - что вы сделаете? (Причем даже сегодня, на уровне знаний ХХ века.) Это ведь чистой воды внушение. Вы будете думать об этом, и тогда вам останется либо признать над собой власть Диавола, либо срочно покаяться перед своим духовником и благодарить Бога, что времена костров прошли. Таков и был тот тупик, в который загнали верующих христианские иерархи.

Даже такая простая мысль, что слова Библии авторитетнее слов епископа, считалась ересью (альбигойцы, вальденсы). В самой церкви это, как мы помним, вызвало движение Реформации. Что же касается эзотеризма, то простой народ уверовал в ведьм и "черную магию", а люди образованные решили самостоятельно во всем разобраться. Они стали собирать и изучать еврейские, арабские и греческие книги. Если это были монахи (которые тогда чаще всего и были наиболее образованными людьми), их за это могло ожидать отлучение от церкви, а то и казнь. Лица светские платили за свои изыскания изгнанием или тюремным заключением. Вообще жизнь каждого из этих исследователей подобна приключенческому роману. Граф Альберт фон Больштедт, он же Альберт Великий (1207-1280), немецкий монах-доминиканец, изучал влияние природных условий (состава и формы лесов, гор и вод) на характер жителей страны и всего, что они создают: картин, статуй, домов, которые они строят.

В астрологии Альберт Великий доказал, что врожденные уродства и дефекты связаны с неблагоприятными планетными влияниями, что развитие ребенка в утробе матери в течение каждого из девяти месяцев беременности подчиняется определенной планете, и что основные качества человека закладываются еще до рождения (гороскоп зачатия.). Алхимик Арнольд Вилланова (1235-1312), испанец, учился у арабов и стал придворным врачом Арагонского короля, но был отлучен от церкви как колдун и бежал из Испании. Автор многих сочинений по медицине, алхимии, магии (собр. соч. Базель, 1585), труда "О печатях" (12 амулетов по знакам Зодиака). Монах-францисканец Раймонд Луллий (1235-1315), француз, первым из европейцев познакомился с Каббалой и разработал философско- мистическую систему, которую назвал Ars Magna ("Великое искусство"). Легенды о нем ходили еще при жизни.

Граф Джованни Пико делла Мирандола (1463-1494), итальянец, 23 лет от роду опубликовал 900 тезисов по всем отраслям знаний (De omni re scibili), которые вызвался защищать публично. Основной его мыслью было единство человеческих знаний, непрерывная нить развития человечества вне зависимости от его разделения на народы и вероисповедания. В конце своей краткой жизни пришел к Каббале, с помощью которой хотел найти синтез неоплатонической и христианской, философской и религиозной мысли. Пико считал также, что в человеке господствует высшее, духовное начало, "поднимающее его до божественных высот" и одним из первых в Европе попытался сформулировать идею "всеобщей религии" (Соколов В.В. Философское дело Эразма из Роттердама. В: Эразм Роттердамский. Философские произведения. М., "Наука", 1986).

Немецкий ученый Иоганн Рейхлин (Reuchlin, 1455-1552) издал первую в Европе еврейскую грамматику (1506) и вступился за евреев перед папой, когда кельнские католики (доминиканцы) потребовали сожжения всех еврейских книг. Рыцарь Генрих Агриппа из Неттесгейма (1486-1535) написал трехтомное сочинение "О тайной философии" (De occulta philosophia), в котором впервые объединил все оккультные науки в единую систему. Цель Агриппы состояла в том, чтобы превратить магию из сверхъестественной науки в физику, математику и теологию; магические операции, считал он, могут и должны быть лишь естественным применением этих наук. Учение о взаимной симпатии и антипатии Агриппа возвел в степень всеобщего закона природы. У всех теоретиков позднейшего времени мы обнаруживаем систему Агриппы с более или менее заметными вариациями. Монах-бенедиктинец Иоганн Гейденберг, он же Тритгейм (латиниз. Тритемий, 1462-1516), собрал огромную библиотеку по алхимии, магии и др. эзотерическим темам. За консультацией к нему обращались влиятельнейшие люди Европы.

Его ученик граф Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гонгейм (Hohenheim), врач, известный нам под именем Парацельса (1493-1541), применял теории Агриппы в медицине. Он указывал, что между природой (макрокосмом) и человеком (микрокосмом) существует тесная связь, поэтому познание обоих есть неразрывное целое. Дал теоретическое обоснование многим средствам "народной медицины", основой же своего учения считал натуральную магию. В качестве средств лечения широко пользовался амулетами, травами и "арканами" (от лат. arcanum - "тайна") - сложносоставными препаратами, подбирая их по гороскопу и по часам действия.

Последователь Парацельса Мишель де Нотр-Дам (Nostradamus, 1503-1566), врач "от Бога", был еще и визионером, т.е. обладал способностью предвидеть будущее. В чем различие между ясновидящим и визионером? Ясновидящий воспринимает единичный зрительный образ некоего предмета или события в прошлом, будущем или настоящем (в последнем случае - удаленного на значительное расстояние). Визионер же обладает способностью иного рода: он воспринимает целый "видеоряд", процесс развития событий, который может охватывать столетия, а то и тысячелетия. Нострадамус действительно видел будущее, однако описать его мог только в терминах своего времени, т.е. пятисотлетней для нас давности. Но тогда и терминов таких не было, потому что не было самих вещей. К тому же он, по обычаям того времени, пользовался аллегорическим языком. Поэтому адекватная (безошибочная) интерпретация его катренов, увы, невозможна.

Другой последователь Парацельса Генрих Кунрат (1560-1601) тщательно изучал Каббалу и старался увязать ее с христианской философией. Главный труд Кунрата, "Амфитеатр", был опубликован только после его смерти, однако его взгляды во многом определили картину мiра будущих розенкрейцеров.

Итальянец Джанбаттиста делла Порта (Gianbattista della Porta, 1538-1615) первым возвел натуральную магию в ранг самостоятельной научной дисциплины. После долгих путешествий по Европе и Азии основал в Неаполе "Общество по изучению тайн природы" и в 1589 г. издал окончательный вариант своего труда - "Натуральная магия" (Magia naturalis). Что же такое магия, о которой мы с вами уже столько говорили? Со времен Агриппы она наконец перестала быть "страшной тайной", которую боги или демоны открывают отдельным избранным. На основе закона подобия ("то, что внизу, подобно тому, что наверху") Агриппа доказал естественный характер магии: - все однородное находится в условиях взаимного обмена, высшее господствует над низшим, но и низшее действует обратно. На этом основании все магические явления становятся лишь действиями единого всеобъемлющего закона природы, и магия основывается уже не на "недозволенных операциях", исполняемых с помощью духов, но на целенаправленном использовании человеком этого закона. Подробнее см., напр.: Г.О.М. Курс энциклопедии оккультизма. СПб, 1912; Крэг Д.М. Современная магия. СПб, 1991.

Ее подразделяют на несколько родов или видов - во-первых, с точки зрения этики. Начнем с Белой магии или теургии: это магич. воздействие, имеющее целью достижение или восстановление космического равновесия, не противоречащее Божественной воле, т.е. применяемое с добрыми намерениями. Противоположностью Белой считают Магию черную: это магич. действия, имеющие целью нарушение космического равновесия, противоречащие Божественной воле, совершаемые злонамеренно. В описываемую эпоху лицо, задумавшее причинить вред кому-л. при помощи магич. действий, предварительно "заключало договор с силами зла". Само выражение "черная магия" восх. к греч. "некромантия", использовавшемуся церковью в Средние века для обозначения всякого "недозволенного волшебства". В народной этимологии "некромантия" превратилась в "нигромантию" (по анал. с лат. niger, "черный"), отсюда и пошло слово; понятие же "белая (дозволенная) магия" возникло позже как противопоставление "черной". В наши дни иногда выделяют также Серую или нейтральную магию: под этим подразумеваются действия, не ведущие к изменению космического равновесия или просто совершаемые без осознаваемого доброго или злого намерения. Последнее опасно, т.к. в результате подобного действия может быть причинен вред.

Во-вторых, магию подразделяют по сферам и характеру применения:

1. Магия ментальная: магич. действия, совершаемые человеком с целью воздействия на самого себя в целях развития и укрепления своих способностей и возможностей.

2. Магия народная: комплекс сравнительно простых магич. приемов, сложившийся на основе многовекового опыта в малообразованных слоях населения. Имеет задачу гл. об. обнаруживать и изгонять злых духов, ведьм, паразитов, предупреждать несчастье, исцелять причиненный вред и болезни.

3. Магия натуральная (естественная): magia naturalis, учение о магических силах вещей в природе.

4. Магия оперативная: любые магические действия, направленные на изменение текущего хода вещей.

5. Магия священная: магич. действия, входящие в состав ритуалов того или иного культа и исполняемые жрецами (священнослужителями). Совершается с целью защиты человека от влияния сил зла.

6. Магия церемониальная: комплекс ритуальных правил и приемов, выполняемых для подготовки к совершению собственно магич. действий и для усиления ожидаемого эффекта.

Что же касается алхимии, то за недостатком времени мы ее подробно разбирать не будем. Отметим лишь, что и эта наука перестала быть искусством вызывания духов земли и огня ради превращения свинцовых чушек в золотые монеты. Задача алхимии - "творить золото в человеческой душе", одним из средств чего и является уже упоминавшийся духовный брак. Философский же камень, он же "Камень мудрецов", Lapis philosophorum, - не материальный катализатор указанной химической реакции, а духовный катализатор, средство, помогающее человеку подняться на новую ступень развития сознания. Литература: Рабинович В.Л. Алхимия как феномен средневековой культуры. М., "Наука", 1979; Gilchrist, Ch. The Elements of Alchemy. Longmead (UK) - Rockport MA (US) 1991. См. тж.: И. Андреэ. Химическая свадьба. "Наука и религия" NN 2-4 за 1991 г. Иоганн Валентин Андреэ (Andreae, 1586-1654) оставил ряд сочинений, в которых доказывается непротиворечивость основных духовных учений друг другу (в частности, христианства, магии и каббалистики): "Химическая свадьба Христиана Pозенкрейца" (1616), "Славное Братство" и "Устав Братства" (Fama Fraternitas, 1616; Confessio Fraternitatis, 1619). Они стали программными документами ордена Розенкрейцеров, о которых речь впереди.